Азнакаево
  • Рус Тат
  • Ильяс Даудиның яңа китабы дөнья күрде

    Районыбызның олы горурлыгы, Россия Герое Ильяс Дауди (Сафин) соңгы елларда күп кенә әсәрләр, күләмле китаплар иҗат итте. Аның әфган сугышына багышланган язмалары илебезнең массакүләм мәгълүмат чараларында, шул исәптән “Маяк” битләрендә дә басылып чыкты. Аның әсәрләре нигезендә фильмнар да эшләнде, чираттагысы тиздән дөнья күрәчәк. Бу көннәрдә якташыбыз “В кругу Кундузском” китабын төгәлләде. Шул уңайдан журналистларга биргән интервьюсын сезнең игътибарга да тәкъдим итәбез.

    Один из постоянных авторов «Казанского репортера» написал исторический роман о войне в Афганистане.

    На протяжении нескольких лет Герой России Ильяс Дауди публиковал на страницах нашего издания статьи об Афганской войне (1979-1989) и ее истории. Как человек, участвовавший в боевых действиях и получивший ранение – тяжелое увечье, он глубоко исследовал причины ввода советских войск в эту страну и судьбы своих современников.

    Журналист «Казанского репортера» встретился с Ильясом Дауди в Москве. Герой родился в Азнакаево, но уже много лет со своей семьей живет в столице. Разговор, конечно же, пошел о его новой книге – романе «В круге Кундузском».

    Книга, выходящая на днях в свет, стала его вторым произведением. Название-метафора, было взято от круглой площади в центре города Кундуз на северо-востоке Афганистана. На протяжении ряда столетий на ней бурлит активная жизнь. Сама же провинция Кундуз продолжает оставаться регионом ожесточенных боевых действий, как во времена присутствия Советских воск в 1980-х, так и международных сил содействия безопасности (ISAF) в начале 2000-х.

    Наполненная весёлыми и драматическими событиями, сага, охарактеризованная автором не иначе, как: «История героев, среди которых хочется жить» во многом автобиографична собирательными образами и построена на реальных исторических событиях, произошедших в когда-то Афганистане.

    – Ильяс Дильшатович, что послужило для вас толчком к написанию романа?

    – Я шёл к нему очень долго. В моей памяти остались образы советских солдат – моих товарищей, погибших на Афганской войне и оставшихся в живых. В романе пишется том, как сложились их судьбы в мирное время, и их потомках. Первая часть повествует историю шестерых восемнадцатилетних парней, призванных в ряды вооруженных сил СССР из разных уголков нашей страны:Москвы, Ленинграда, Улан-Уде, Ростова, Джамбула, Татарстана. Они познакомятся в поезде, направлявшемся на юг Узбекистана в учебку ТуркВО (Туркестанского военного округа).

    Всех их по прибытию в часть отберут в учебную разведывательную роту. Тяготы и лишения подготовительного периода, укрепят их дружбу и взаимовыручку. Спустя три месяца, получив военно-учётную специальность «войсковой разведчик» их направят в Афганистан, они будут служить в одной разведывательной роте.Я умышленно не называл воинскою часть, род войск, в которой служат герои романа, чтобы любой читатель-афганец мог узнать в них себя.

    Для повествования истории шестерых товарищей наложенной на фактические события той войны, я выбрал период, наиболее насыщенный масштабными войсковыми операциями, знаковыми.Их провели в районах с наиболее сложной военной обстановкой: в Панджшерском ущелье, провинции Кунар, в районах Мармоля, Герата, Файзабада, Хост-Ва-Ференга и других. Наряду с боевыми действиями и участием в них главных персонажей, в романе описывается происходившее в стане противника – вооружённой афганской оппозиции.О том, какие государства и спецслужбы оказывали ей иностранную военную помощь, как она доставлялась и по какому принципу распределялась. Как формировалась тыловая инфраструктура афганского сопротивления – строились укрепрайоны и перевалочные базы, где хранился арсенал используемый мятежниками в вооружённой борьбе против правительственных сил ДРА и советских войск. В числе других знаковых событий, в которых проявят себя шестеро героев романа, будет: поиск похищенных советских гражданских специалистов хлебо-комбината в Мазари-Шариф и расстрелянного мятежниками батальона правительственных войск в гарнизоне Пишгор в Панджшерском ущелье, штурм укрепрайона Кокари-Шаршари на Иранской границе в провинции Герат, междоусобные боестолкновения отрядов исламских партий моджахедов и другое. Они станут очевидцами первого применения против советской авиации ракет зенитно-ракетного комплекса «Стингер» (комплекс FIM-92).

    – Прозвища ваших героев: Руст, Сидор, Костян, Монгол, Костер и Стрела. У этих людей есть реальные прототипы?

    – Да! События и персонажи вполне реальны. Только имена изменены. Это воины-разведчики, служившие в одной войсковой части. Все шестеро очень разные персонажи. Есть немец Константин Тевс, чья семья была переселена из Поволжья в Казахстан. Есть бурятский шаман Дархан Бадмаев, ростовский казак Сергей Сидоренко, воспитанный в интернате, спортсмен из Татарстана Рустам Тукаев, москвич Иван Костров и ленинградец Герман Стрельцов.Это очень разные ребята с необычной судьбой и интересными характерами.

    – Руст – это вы?

    – Руст лучше, чем я! Это другой человек. В романе, он родился и вырос там же, где и я. Будем считать, что это мой земляк, мой современник, мой единомышленник, парень из соседнего дома. Его наличие в шестёрке героев было технически необходимо. Чтобы его – моими глазами, ценностями, впечатлениями передать образы 18-летних парней той эпохи. Их стремление оказаться на войне в Афганистане. Помните, как у Высоцкого:

    А в подвалах и полуподвалах

    Ребятишкам хотелось под танки

    Не досталось им даже по пуле,

    В ремеслухе живи да тужи.

    Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули….

    Многим из нас грезили военной романтикой. Образ Руста – это дань памяти старшим его (моим) товарищам по секции бокса и школе, погибшим Афганистане: Фанису Гильфанову, Фанузу Гарееву, Фаязу Латыпову и, подорвавшему себя гранатой вместе с противником Николаю Кандаурову. О дружбе Руста с ними пишется в главе «По зову интернационального долга».

    В ней и еще одной главе, «Кабульский госпиталь», пишется о деде Руста по матери Ахмадулле-бабае, вернувшемся с Великой Отечественной войны без ноги. Как в 1942-м году его эскадрон 112-й Башкирской кавалерийской дивизии под Брянском прорывался из окружения, и под его конём разорвался артиллерийский снаряд. Большой осколок вошел в ногу и у Ахмадуллы началась гангрена. Ногу врачам пришлось ампутировать. Другой дед Мисбахетдин-бабай получил сильную контузию при штурме Берлина. Два деда Руста в романе, в реальной жизни – это мои деды.

    В романе, также пишется о нашем героическом земляке азнакаевце Альберте Шайхутдинове, матросе сторожевого корабля СКР-87 Краснознамённого Северного флота, который ценой своей жизни спас во время пожара на судне весь личный состав. Альберт Шайхутдинов стал примером доблести и самопожертвования для нас, ребят 1960-х. На его подвиге воспитано несколько поколений моих земляков. Мне очень важно было увековечить его и других моих земляков память на страницах этого романа.

    – В аннотации к вашему роману указано, что его действия происходят и после вывода советских войск…

    – Да! После возвращения из Афганистана, трое выживших героев Костёр, Сидор и Руст интегрируются в мирную жизнь и выберут свой путь. Когда в октябре 1993 года грянет политический кризис, российское общество расколется на две части, наши герои, верные своим принципам, также не останутся в стороне, но выйдут на разную сторону баррикад. Костёр же, будучи офицером «Альфы», подразделения, разводившего конфликтные стороны, погибнет спасая раненного солдата. Сидор, в середине 1990-х займётся крупным бриллиантовым бизнесом, но попадёт в сложную ситуацию и получит длительный срок заключения.

    – Во второй части романа «Цугцванг обер-лейтенанта Бруно Тевса» описываются действия сил ISAF в Афганистане, увиденные глазами сына погибшего советского воина – Бруно Тевса, офицера Бундесвер. Откуда возникла идея второй части и введения в роман этого ключевого персонажа.

    – Гражданская война в Афганистане затянулась на четыре десятилетия. Было важно показать в романе современный Афганистан.А учитывая присутствие там наших «закадычных партнёров» ISAF во главе США, назвавших своё присутствие «Несокрушимой свободой», это отвечало национальным интересам России и моим тоже. Невозможно забыть, как в 1980 годы СССР обвиняли в негуманности по отношении к афганскому народу. Ну что же, появился повод на подлинных примерах показать присутствия ISAF, так ли это на самом деле.

    Говоря о персонаже Бруно, скажу, что он авторский инструмент – мост, связывающий эпоху восьмидесятых с современным временем в Афганистане. Он отражает суть преемственности поколений советских людей. Вместе с тем, он главный действующий персонаж нынешнего времени – периода присутствия в Афганистане войск Бундесвер. Давней мечты Германии. Напомню факты истории, с 1920-х годов и до 1943 года, пока окончательно не расстроились планы Вермахта связи с разгромом в Битве под Сталинградом, Третий Рейх мечтал иметь форпост в северном Афганистане. Германская казна обильно питала финансовой и военной помощью басмаческие формирования на левом берегу Амударьи в северном Афганистане (Афганском Туркестане), численностью свыше 20 тысяч сабель. Их задача состояла с поражением СССР под Сталинградом и на Кавказе двинуться на север и вернуть среднеазиатские святыни в Самарканде, Бухаре, Хиве и так далее.В дальнейшем, территория северного Афганистана, должна была послужить плацдармом для завоевания Германией Британской Индии – заветной мечты Гитлера.

    Но, вернёмся к Бруно: Юноша, живущий уже в Германии, стремился стать, как и его погибший в Афганистане отец, войсковым разведчиком. Так и случается. Место базирования его подразделения специального назначения TF-47 находится, там же в районе Кундуза, где в 1980-е годы дислоцировалась часть его отца.

    – В истории Бруно вы рассказываете о его любимой девушке – афганке Сите Ахмадзай, враче гуманитарной миссии «Врачи без границ» MSF. Возможно ли в реальной жизни офицеру из войск западной коалиции ISAF так близко подступиться к местной девушке, чтобы завязать с ней романтические отношения?

    – В самом Афганистане, это маловероятно! Однако, Сита выросла в Германии Мюнхене. Её семья: отец, мама, старшие братья уехали из Афганистана в Германию с вводом Советских войск в начале 1980 года. В Германии она окончила школу, медицинский университет и поступила на службу международную гуманитарную миссию «Врачи без границ» MSF. Оттуда с бригадой врачей отправилась в командировку в один из госпиталей MSF в городе Кундуз в Афганистане. В Сите уживались два менталитета. Ей хорошо были известны законы шариата и афганский менталитет. Вместе с тем, она во многом была немкой. Разрешение встречаться с Бруно, как и полагается, она получила от родителей.При этом в книге отмечается, что близость между молодыми предстояла лишь после свадьбы.

    – Сита Ахмадзай погибнет при авиаударе авиации США из сил ISAF по госпиталю «Врачи без границ» MSF, в котором погибнут десятки мирных афганцев – пациентов и врачи госпиталя. Это событие реально имело место?

    – Имело место. Как и авиаудар по кишлаку Дафтани, в котором погибло до 100 детей возраста от 8 до 14 лет, как авиаудар по окраине кишлака Ибрахим-хейль, где погибло 80 мирных жителей. Все эти трагедии произошли поблизости друг от друга, в разное время в провинции Кундуз на северо-востоке Афганистана. Они имели широкий международный резонанс. Для выяснения обстоятельств трагедий, даже формировались парламентские группы в Бундестаге.

    – Бруно уволится со службы и поедет в Москву. Почему на ваш взгляд его потянет на Родину.

    – В Бруно произойдёт душевный надлом. Увиденные им жертвы и разрушения, потеря в молохе войны невесты, а потом и друга Отто Гринберга, корреспондента одного из крупных западных изданий, не оставят желания для дальнейшей службы. Он разочаруется в своей военной миссии в Афганистане и применяемой ISAF несоразмерной военной силы. Он захочет вернуться к своим истокам. Сначала полетит в Джамбул Казахстан, навестит погост с предками, высыпет на отцовскую могилу, собранную с места гибельного боя горсть земли и побыв немного, отправится в Москву. Там по адресам из отцовской записной книжки отыщет безногого Руста. Затем они вместе поедут в Архангельскую область, встретить освобождавшегося из мест заключения Сидора.

    Надо отметить, что, невзирая на многие годы, проведённые в заключении в среде уголовников, Сидор не обозлится на судьбу, а сохранит человечность и готовность к самопожертвованию.

    Возвращаясь из лагеря в Архангельск с Рустом и Бруно, их автомобиль обгонит свадебный кортеж. Однако друзья заметят, что лимузин с молодожёнами заглох на дощатом полотне железнодорожного переезда в минуту, когда к нему будет приближаться скоростной поезд. Поняв, что трагедии не избежать, Сидор запрыгивает в кабину впереди стоявшего КамАЗа, сбрасывает оттуда водителя и, дав по газам сталкивает лимузин с дороги, но сам попадает под удар поезда. КамАЗ переворачивается, но Сидор остаётся жив.

    По возвращению в Москву, Руст представит Бруно дочь, погибшего у Дома Советов, Костра – Марию, студентку МГУ. Между детьми погибших друзей Костяна и Костра завяжутся романтические отношения и они вскоре поженятся. Таким образом, «Кундузский круг» замкнётся.

    – Чем на ваш взгляд отличается присутствие советских войск в Афганистане от действий западной коалиции уже в наше время?

    – При планировании и проведении боевых операций, командование 40-й Армии и другого уровня, всячески старалось не нанести вред гражданским объектом и мирному населению. Но когда идут боевые действия, их невозможно ограничить в каких-то пределах. История не знает такой войны, в которой удалось бы этого избежать. В период присутствия советских войск наше государство строило там заводы, фабрики, ГЭС, университеты, отправляло своих специалистов на обучение афганцев. И этот подход разительно отличается от того, что мы видим сегодня. Это лишний раз дает повод объективно оценить роль СССР в судьбе Афганистана по сравнению с ролью стран блока НАТО и их интересами. То, в чём нас когда-то обвиняли западные государства, по факту в значительной степени исходит от них самих.Нынешняя обстановка в Афганистане, яркое тому свидетельство. Россия – это добрый сосед Афганистана.

    – Я читал, вы хотите экранизировать свою книгу.

    – Да. Мы уже ведем переговоры с ведущими российскими продюсерами. Они считают, что реализация данного проекта требует значительных средств. При этом отмечается, что история интересна и наполнена подлинными событиями. Мы не замыкаемся во внутрироссийском пространстве и ведём переговоры, также с западными продюсерами, режиссерами, сценаристами, проявляющими интерес к афганской теме. В большей степени речь идет о французских кинематографистах, поскольку французы всегда были более демократичны, нежели другие европейцы, например, немцы. Тем более в романе поднимается тема авиаударов Бундесвера и США из состава сил международной коалиции ISAF.

    Например, мы ведём переговоры с живущим ныне во Франции прогрессивным афганским сценаристом, режиссёром, уехавшим из Афганистана в годы нашего присутствия. Имени его называть пока не буду. Наш вопрос подробно изучается. Считаю полезным по данному проекту выстраивать рабочие отношения и с западными партнёрами – инвесторами и деятелями киноиндустрии. Надо понимать, что западное общество очень неоднозначно относится к присутствию войск западной коалиции в Афганистане. Все инциденты, связанные с ударами по гражданским объектам, получают негативный отклик в европейском обществе. Я убежден в том, что афганская страница истории еще не перевёрнута, и чтобы не наступать на старые грабли, её полезно иногда перелистывать назад. Касательно будущего фильма: считаю целесообразным выступить одним из соавторов сценария и участвовать в съемочном процессе. Это позволит избежать ошибок, вызывающих критику зрителя, а также достоверно передать подлинную обстановку той войны и образы героев.

    Главная задача фильма: воспитать на примерах его героев подрастающее поколение защитников Отечества, верность воинскому долгу и фронтовой дружбе. Ровно так, как это описывается в романе «В круге Кундузском».

    –Где вы служили в Афганистане?

    – Наш полк дислоцировался в Кундузе, на северо-востоке, но участвовал во многих операциях на удалении от своей провинции по всему Афганистану. Мои герои прошли самое пекло: Файзабад, Мармоль, Герат, Шинданд, Панджшер, Кунар.

    – Там Вы и получили тяжелое ранение…

    – Я шел к этой войне, она была неотвратима. В какие-то моменты мне казалось, что она далеко, но все равно я туда попал. Тут такая дилемма. Да, печально, но не жалел. Для меня это очень дорогая страница в жизни.

    – Как вы смогли это преодолеть?

    – Очень непросто! Дополнительно к тому, что я сам прошел через физические и душевные страдания, я подверг этому своих близких, родителей. Это было для меня очень болезненно. Я за это корю себя всю жизнь. В романе вы это тоже прочтете.

    – Вас посещало желание поехать в Афганистан уже после войны?

    – Нет! Никогда не возвращаюсь туда, где однажды мне было хорошо (улыбается).

     

    Беседовал Руслан Давлетшин.

    Источник

    Иң мөһим һәм кызыклы язмаларны Татмедиа Telegram-каналында укыгыз


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: