Азнакаево
  • Рус Тат
  • Жизнь – как яркое мгновение…

    Долго пришлось искать дом, в котором теперь живет Марьям апа. Оказалось, что близкие Махмута ага недавно переехали с улицы Восстания на улицу Сабан. Короткий зимний день перевалил на вторую половину, когда я, наконец, постучалась в их новую квартиру. - Жилье в Зеленодольске, что получил наш сын Мансур в годы работы...

    Реклама

    Долго пришлось искать дом, в котором теперь живет Марьям апа. Оказалось, что близкие Махмута ага недавно переехали с улицы Восстания на улицу Сабан. Короткий зимний день перевалил на вторую половину, когда я, наконец, постучалась в их новую квартиру.
    - Жилье в Зеленодольске, что получил наш сын Мансур в годы работы на заводе Серго, а также нашу с Махмутом квартиру и все остальное продали и переехали сюда. Все довольны - и дети, и внуки, - говорит Марьям апа, знакомя меня с новой, просторной квартирой. Благодаря большому количеству книг, картинам, подаренным в свое время Махмуту ага, его большому личному архиву, здесь чувствуется дух великого татарского писателя.
    Давно мы не виделись, но мне показалось, что она совсем не изменилась, такая же миловидная, приветливая, открытая. Невольно подумалось: как такой горячий, пылкий Махмут ага и кроткая, скромная Марьям апа прожили 30 лет вместе в любви и согласии? Наверное, нелегко быть женой великого писателя…
    ТАК И ПОЗНАКОМИЛИСЬ…
    - В наше время многие уезжали в далекие края, как говорили тогда, в поисках лучшей доли, - начала свой рассказ вдова писателя. - Я уехала в Ташкент. Обустроилась, работала. Через год вернулась в родную деревню Алькеево в отпуск. В один из дней навестила родственницу, которая жила в Азнакаево. Вместе мы пошли в кино в Дом культуры имени Ленина (спустя годы в том здании размещался Дом пионеров). Помнится, при входе встретили выходивших троих парней. «Хорошее кино, советуем посмотреть, девушки», - сказали они. После окончания сеанса мы вновь столкнулись с ними. Один из них - кудрявый, светловолосый проявил внимание ко мне, все расспрашивал, мол, откуда я, почему никогда здесь не видел… «Завтра по делам буду в ваших краях, может, и свидимся», - сказал он, узнав, из какой я деревни. На том и распрощались. А на следующий день сидим всей семьей, чаевничаем. Вдруг видим, открываются ворота, и входит незнакомый человек. Отец поспешил навстречу. Слышим, разговаривают, а о чем - никак не разберешь. «Саеткол абы, отдал бы ты за меня свою дочь?» - спросил тогда парень. Отец ответил, мол, пусть сама решает. Так и познакомились… Когда настало время ехать в Ташкент, Махмут проводил меня в аэропорт, а спустя некоторое время приехал за мной. Мне - 21 год, он на 11 лет старше. Поженились. А в 1961 году у нас родилась Амина, в 1965 году - Мансур. Когда дочь училась в университете, мы переехали в Зеленодольск.
    НА АЗНАКАЕВСКОЙ ЗЕМЛЕ
    В Азнакаево Махмут сначала работал режиссером и художественным руководителем районного Дома культуры. В его романе «Весенняя зарница», изданном в Москве на русском языке (автор перевода Ванцетти Чукреев), много исторических фотоснимков. Вот сцена из постановки самодеятельных азнакаевских артистов, а вот - альметьевских. Потом его пригласили литсотрудником в редакцию газеты «Маяк». В те годы она размещалась в бараке, затем газетчики переехали в двухэтажное здание по улице Островского. Махмут с большим удовольствием работал среди журналистов, коллектив был дружный, - тепло вспоминала Марьям апа.
    Об этом периоде жизни писателя я много наслышана, поскольку в 1986 году, после окончания отделения журналистики Казанского университета была направлена на работу в редакцию газеты «Маяк». К тому времени он уже с семьей переехал в Зеленодольск, но его хорошо помнили жители Азнакаево, и даже ходили веселые байки о нем. Сам он периодически приезжал в рабочий поселок и с автовокзала прямиком шел в редакцию. Его громкий, в то же время приятно воркующий голос, был слышен уже с первого этажа, где размещалась типография. На протяжении десятков лет типография и редакция были одним целым и выполняли одну задачу - выпускали районную газету. Неугомонный, неуемный по натуре, Махмут абы был своего рода центром жизни большой и дружной семьи журналистов и печатников. Поэтому, увидев его из окна, работницы типографии - Завгария апа, Насима апа, Ильгиза, Сирина тут же выбегали, радостно приветствовали его, заводили разговор о житье-бытье. Их веселые возгласы доносились и до второго этажа - до сотрудников редакции. Мы, молодежь, по указанию нашего редактора Ясира Хуснутдинова спешили организовать чаек, выискивали по кабинетам чашки с блюдцами, поскольку знали, что Махмут абы не пьет чай из каких-нибудь бокалов, любит неторопливо, по глоточку отпивать из блюдца. А за чаем разговор неспешный, душевный получается… Помнится, незабвенная Зайтуна апа, которая работала во времена Махмута ага машинисткой, рассказывала:
    - Его «портянки» (свои статьи, корреспонденции он писал на бумаге, которую ему метрами нарезали типографские резальщицы) свисали с моего стола до пола. Заносил он их в конце рабочего дня. Разбирая его записи и стуча на пишущей машинке, я не замечала, как наступал поздний вечер. А писал он ой, как много!..
    Наряду с газетными материалами в те годы он активно писал литературные произведения. Читатели с нетерпением ждали его очерков, повестей, романов на популярную в те времена тему - о жизни нефтяников. После выхода в свет известного романа писателя «Весенняя зарница», удостоенного государственной премии имени Г.Тукая, Махмут ага вместе с товарищами по перу из Союза писателей Татарстана приехал в Азнакаево, на литературный вечер, который прошел во Дворце культуры и техники. Азнакаевские любители литературы и искусства внимали каждому слову неунывающего, энергичного, позитивно настроенного, открытого людям писателя. Это была неординарная личность. Помню, как он развернул оживленный спор - бывают ли зарницы весной, или только в пору созревания хлебов? Немало писем пришло в редакцию от читателей, желавших поделиться впечатлениями от этой встречи. И еще очень важный момент. Восемь романов, десяток повестей, большое количество пьес, рассказов - все эти произведения писателя прошли через руки его дорогой Марьям, которая, будучи личным секретарем, после работы, забыв про сон, печатала на пишущей машинке, вчитываясь в каждую строку, анализируя, редактируя…
    ЧЕЛОВЕК УХОДИТ…
    Почти до последних своих дней Махмут ага жил в Зеленодольске. Сам он родом из деревни Верхнее Кибя-Кози нынешнего Тюлячинского района… Его не стало в 1990 году, было писателю тогда 62 года. Случилось это в Крыму, на отдыхе в городе под названием Коктебель. Прошло уже 22 года, но Марьям апа и сегодня тяжело переживает, вспоминая те трагические дни.
    …ПАМЯТЬ О НЕМ ОСТАЕТСЯ
    В Азнакаевском краеведческом музее, в отделе, посвященном жизни и творчеству великого татарского писателя, хранится кресло, сидя в котором он работал над редакционными статьями и корреспонденциями. Его имя носит улица, на которой расположена редакция. Десятки азнакаевцев в свое время были удостоены районной премии имени Махмута Хасанова за творческие достижения.
    Его книги даже в век интернета не залеживаются на полках библиотек, особенно рассказы для детей, которые, по словам библиотекарей, истерты до дыр руками юных читателей. Память о великом писателей, публицисте и прозаике живет в благодарных сердцах азнакаевцев.
    Надия ШАЙХУТДИНОВА. Казань

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: