Азнакаево
  • Рус Тат
  • Закия Залялетдинова из Азнакаево участвовала в освобождении белорусских городов

    Для моей бабушки Залялетдиновой (Садыковой) Закии Харисовны война началась со страшного известия: «Ваш муж Рамазанов Шайхезаман пропал без вести». Они поженились в 1939 году, а в 1940 году его призвали в армию. 1941 год разрушил семейное счастье молодых: сначала моя бабушка потеряла мужа, потом - сына. В селе Сармановского района,...

    Для моей бабушки Залялетдиновой (Садыковой) Закии Харисовны война началась со страшного известия: «Ваш муж Рамазанов Шайхезаман пропал без вести».

    Они поженились в 1939 году, а в 1940 году его призвали в армию. 1941 год разрушил семейное счастье молодых: сначала моя бабушка потеряла мужа, потом - сына. В селе Сармановского района, где жила моя бабушка, началась эпидемия кори, и ее годовалый сынишка Риф умер. Бабушка решила пойти добровольцем на фронт. Ее переполняло чувство мести за самых дорогих людей - мужа и сына.

    На фронт ее брать не хотели, говорили, что квалифицированные медицинские кадры нужны и в тылу. Но она упрямо обивала пороги военкомата, пока наконец добилась своего - в апреле 1942 года ее отправили на фронт, моей бабушке тогда было всего 23 года.


    Отправляли из военкомата города Бугульмы. Добирались до столицы целую неделю. В это время шли тяжелые бои под Москвой. В столице девушек разместили в здании школы. В одной комнате оказалось шесть девушек из Татарстана.

    Как кандидата в члены партии мою бабушку сразу же направили в резервный полк в Томилино Московской области. После четырех месяцев тяжелой подготовки назначили старшим фельдшером батальона 76-го полка 24-ой дивизии войск НКВД Калининского фронта.


    И с тех пор весь фронтовой путь моей бабушки прошел в составе Калининского фронта, переименованного в 1943 году во Второй Белорусский фронт. В июне 1943 года бабушке было присвоено звание младший лейтенант медицинской службы. Полк, где она служила, охранял железнодорожные мосты, сопровождал на передовую линию фронта ценные грузы, военную технику, оружие.


    Летом 1943 года в боях за город Смоленск во время массированного артиллерийского обстрела бабушку контузило. Контузия была легкой, а квалифицированных медицинских работников не хватало, поэтому из дивизии ее не отпустили. Через два месяца она уже вернулась в строй.


    В составе 2-го Белорусского фронта бабушка участвовала в освобождении белорусских городов Гжатск, Вязьма, Рославль, Гомель, Могилев, Смоленск. В те дни, когда шли кровопролитные бои под Витебском, армия в составе 2-го Белорусского фронта наступала на Могилев. В середине июня 1944 года дивизия форсировала Днепр.

    Саперы за два дня построили мосты для переправы военной техники. Переправлялись ночью. Всех медработников перевозили на лодках. На середине реки взрывной волной лодку, где сидела моя бабушка, опрокинуло. Она в этот момент подумала, что для нее закончилось все и война тоже.

    Было темно, середина реки, а, значит, далеко до берега и очень глубоко. Было очень страшно. Вдруг чья-то крепкая рука схватила ее за шиворот и втянула на плот. Это солдаты как-то в темноте увидели бабушку и спасли ее. До самого берега ее трясло от страха и холода. Уже в конце июня 1944 года части 2-го Белорусского фронта штурмом освободили Могилев.

    С большими потерями освобождались белорусские города и деревни. Солдатам помогали белорусские партизаны, с которыми воины частей встречались в некоторых деревнях, обнимались и вместе с ними радовались освобождению. Жители сел и городов встречали советских солдат, как самых дорогих и родных людей, дарили им цветы.

    Бабушка вспоминает, как в одной, только что освобожденной белорусской деревне одна старушка сказала: «Родные наши, мы ждали вас, как ждут восхода солнца с востока!». И хотя везде царили разруха и опустошение, на лицах людей светилась радость. На всю жизнь в памяти моей бабушки остался запах смерти, смешанный с запахом гари. Много страшного пришлось увидеть и пережить ей на фронте.


    Как-то воинам пришлось на ночь укрыться в старом сарае, где до войны содержался скот. Только моя бабушка чуть задремала, как поднялась тревога. Взорвалась стоящая неподалеку водозаборная башня, а рядом завязался ожесточенный бой. Вода из водозаборной башни смешивалась с кровью раненых бойцов и окрашивалась в красный цвет. Это было очень страшно. Только тогда моя бабушка не только поняла, но впервые увидела, что такое «река крови».


    Но самое страшное воспоминание осталось после освобождения одной маленькой белорусской деревушки в июне 1944 года, которую взяли с боем. Когда бойцы вошли в деревню, удивились непривычной тишине, кажется, даже птицы молчали. День стоял жаркий и все с радостью побежали к колодцу, одиноко стоящему на одной из сожженных улиц.

    И когда бойцы уже собирались поднять ведро с долгожданной водой, то с ужасом отшатнулись. Перед их глазами предстало страшное зрелище. Колодец был заполнен трупами детей. В глазах солдат застыли слезы и ненависть к врагу.


    Моя бабушка и сегодня вспоминает глаза молоденького солдата, полные мольбы, горя и боли. На подступах к Минску взрывом бомбы ему оторвало руку и ногу. Ранение было тяжелым. Солдат лежал, истекая кровью, и умолял запекшимися губами: «Сестричка, спаси…». Но бабушка не смогла… Он умер на ее руках.


    Много солдат из бабушкиного батальона так и не увидели парад партизанских сил, который прошел в Минске в середине июля 1944 года.


    В марте 1945 года бабушка получила звание лейтенанта медицинской службы. После окончания войны она очень хотела сразу вернуться домой, но не отпустили.

    Медицинские работники по-прежнему были необходимы теперь уже на освобожденной территории. До осени 1946 года она служила в рядах советской Армии в городе Витебске.

    19 сентября 1946 года моя бабушка уволилась в запас и приехала домой к родителям в село Таллы Буляк Азнакаевского района.


    Алия ЗИАТДИНОВА

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: