Азнакаево
  • Рус Тат
  • Такое не забывается…

    30 октября - День памяти жертв политических репрессий Мои отец и дед родом из деревни Сарлы Азнакаевского района. Дед, Нуретдин мулла, не имел батраков, своим трудом обеспечивал семью, вырастил пятерых сыновей и двух дочерей. По решению советской власти в 1928 году его арестовали, сожгли все постройки, а самого, как «врага...

    30 октября - День памяти жертв политических репрессий

    Мои отец и дед родом из деревни Сарлы Азнакаевского района. Дед, Нуретдин мулла, не имел батраков, своим трудом обеспечивал семью, вырастил пятерых сыновей и двух дочерей. По решению советской власти в 1928 году его арестовали, сожгли все постройки, а самого, как «врага народа», отправили в Казанскую тюрьму. Через год он вернулся. Но страдания семьи на этом не закончились. Через 2-3 года нашего деда и его сыновей вместе с семьями, в том числе и нашу, признали «кулаками» и отправили в ссылку. Это произошло 20 июня 1931 года. В доме провели обыск, отобрали все имущество и даже сняли платья, в которые были одеты мама и бабушка. Под охраной конвоиров мы добрались до Туймазинской станции, а оттуда на поезде - до Магнитогорска. Поначалу жили в поле в шалашах. Здесь умер заболевший еще в дороге мой младший брат. С наступлением холодов нас разместили в бараках. Отец, его братья и мама работали на стройке, возводили доменные печи. Заболели и вскоре скончались сестренка и бабушка. А зимой 1932 года нас перевели на работу в шахты добычи магнитной руды. В основном здесь трудились мордвины. Были и инженеры из Америки, их жены, старики. Они, жалея нас, давали хлеб, рыбу… В холодных, голодных бараках ежедневно умирали люди. Часто нас, детей, заставляли выносить носилки с трупами в морг. После посещения этих мест Ворошиловым наше состояние немного улучшилось: стали лучше кормить мы ходили мыться в баню (наконец-то избавились от вшей).

    Все горести и страдания тех лет невозможно перечислить. Не забыть, как еще долгое время и после изменения обстановки в стране наша семья, живя в Узбекистане, а затем в Таджикистане, боялась прошлого.

    Реклама

    Когда началась Великая Отечественная война, отца, несмотря на его искалеченную ногу, отправили на фронт. Он вернулся с ранением, прожил недолго. Я ушел на войну в 1942 году. В одном из жестоких сражений под Воронежом был ранен, долгое время лечился в госпитале, затем меня комиссовали.

    В 1994 году мне посчастливилось вернуться на родину. Я стал собирать документы для реабилитации нашей семьи. С этой целью исколесил немало дорог между Бугульмой, где обосновался, и Азнакаево. Большую помощь оказал мне в то время глава Сарлинского сельского поселения Хамит Насыров. Наконец, решением суда наша семья была признана жертвой политических репрессий и оправдана.

    Сколько еще таких семей, как наша, пострадало в годы массовых репрессий, сколько людей было расстреляно без суда и следствия, отправлено в ссылку, лишено гражданских прав! Такое не забывается…

    Баян НУРЕТДИНОВ, г. Бугульма

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: