Азнакаево
  • Рус Тат
  • Сама природа плакала от материнской беспечности

    - Мамочка, что такое счастье? Есть ли у него родители, и где оно живет? Слова маленькой дочурки заставили Гузель вздрогнуть. Она с трудом приподняла раскалывающуюся от боли голову, и, еле шевеля сухими губами, ответила: - Счастье - это мы с тобой, доченька. Если мы вместе, то это самое большое счастье....

    - Мамочка, что такое счастье? Есть ли у него родители, и где оно живет?

    Слова маленькой дочурки заставили Гузель вздрогнуть. Она с трудом приподняла раскалывающуюся от боли голову, и, еле шевеля сухими губами, ответила:

    - Счастье - это мы с тобой, доченька. Если мы вместе, то это самое большое счастье.

    - А оно большое или маленькое? Почему его не видно? - не унималась девочка, что вконец мать рассердилась и постаралась избавиться от ее расспросов:

    - Не приставай с бестолковыми вопросами, лучше иди, поиграй на песочнице во дворе.

    Пятилетняя девочка неохотно направилась к двери.

    А Гузель, пустив тяжелую голову на подушку, заснула крепким сном: на вчерашнем дне рождения, действительно, хватили лишнего.

    К спиртному она пристрастилась после развода с Алмазом. Быстро нашлись и друзья по несчастью. Так молодые, оставшиеся без мужей женщины, пытались забыть свое горе. Гузель и не заметила, как постепенно втянулась в это пьяное болото. В минуты протрезвления, искренне жалея свою дочь, не раз клялась, что больше и не притронется к спиртному, однако, все напрасно.

    Пролежав до обеда, женщина встала, решила убраться в доме. И тут ее осенило: до сих пор дочь не вернулась домой. Женщина выбежала на улицу, обежала весь двор, но девочки, ее ненаглядной, кровинушки, нигде не было.

    До сумерек она искала ее по всем соседним дворам, осмотрела каждый кустик, каждое деревце, к ней присоединились и соседи... Наутро, после того, как распухшая от слез женщина, заявила в полицию, девочку нашли в оставшемся открытом канализационном колодце с помощью полицейской ищейки Рекса. Увидев свою еле живую, с изодранными руками и ногами, сильно замерзшую малышку, Гузель прижала ее к груди, только та уже не чувствовала тепла ее тела.

    Как ни старались, врачи не смогли сохранить жизнь ребенка. От такого свалившегося на нее страшного горя черные густые волосы Гузель вмиг покрылись сединой. Поняла, да поздно, что все случилось по ее вине, из-за того, что дочери не хватало ее внимания и ласки!

    В день похорон прошел короткий дождик, словно, природа лила слезы от материнской беспечности. А затем выглянуло солнце, словно улыбка безгрешной детской души: «Моя душа высоко-высоко, вот где живет счастье!».

    Гульчачак Садретдинова

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: