Азнакаево
  • Рус Тат
  • Прошел огонь и воду...

    В 1939 году двенадцать семей, проживавших в деревне Асеево, перебрались в село Бобровка Бугульминского района. Это было дивное местечко. Населенный пункт располагался у самого леса, вокруг простирались плодородные земли - настоящий чернозем. Сразу за огородами можно было собирать землянику. Так бы и жили себе потихоньку, если б не проклятая война…...

    Реклама

    В 1939 году двенадцать семей, проживавших в деревне Асеево, перебрались в село Бобровка Бугульминского района. Это было дивное местечко. Населенный пункт располагался у самого леса, вокруг простирались плодородные земли - настоящий чернозем. Сразу за огородами можно было собирать землянику. Так бы и жили себе потихоньку, если б не проклятая война… Все мужчины ушли на фронт, работать в колхозе стало некому. А со временем началась известная нам по учебникам истории широкомасштабная кампания по укрупнению колхозов и совхозов, ликвидации малых деревень. Этой участи не миновала и Бобровка. Сегодня на том месте, где стояли крепкие избы, и люди жили с большими надеждами на будущее, большая пустошь… А в те далекие годы, кроме асеевцев, здесь обосновались и другие семьи. В деревне насчитывалось 22 частных хозяйства…
    Тагир был страшим среди шестерых детей. В тот год он окончил Асеевскую семилетнюю школу и поступил в Бугульминскую школу подготовки железнодорожников. Вместе с отцом, Заки ага, они поставили новую избу.
    Глава семьи был председателем колхоза. Его мобилизовали на фронт в начале 1942-го. Через год пришел черед и 18-летнему Тагиру. В городе Слободске Кировской области прошел краткосрочную военную подготовку. Через пять месяцев был направлен в действующую армию в орловско-Курском направлении. По дороге в часть новобранцев даже не выпускали из вагонов: кругом все было заминировано, потому поменяли направление - в сторону Витебска-Смоленска. Стало известно, что они вошли в состав резервного батальона маршала Жукова. По дороге только и видели, что выгоревшие после бомбежки, обезлюдевшие деревни, села, города.
    На курсах новобранцев обучали стрельбе из минометов 50-миллиметрового калибра, на фронте пришлось сразу же задействовать 82-миллиметровые, с полетом дальности от одного до трех километров. Тагир участвовал в освобождении городов Великие Луки, Невель. Это был самый тяжелый период Великой Отечественной войны. Стрелковые батальоны, путь которым открывали минометчики, несли большие потери. Линия фронта наших войск была обнажена, ряды бойцов настолько поредели, что о наступлении не было и речи. В целях исправления ситуации командование приняло решение о сокращении численности минометных расчетов и взводов. Тагир Ахметзянов тоже попал под это сокращение и с карабином в руках, вместе с другими стрелками был направлен на передовую. Как-то раз поступил приказ взять деревню, в которой разместился вражеский укрепрайон.
    - Немцы сидели в том населенном пункте, как у себя дома, - вспоминает Тагир ага. - Это было осенью. До деревни нужно было пройти, зеленевшее свежей озимью поле. Наш взвод в составе 35 человек пошел в атаку. Немцы на высокой точке, а мы - в низине и видны им, как на ладони. Фрицы начали стрелять. Наши ноги завязли в болоте, а справа, и слева, и впереди, и сзади рвутся мины, не поднять головы. У нас в руках винтовки, а у них - автоматы. До темноты пришлось лежать в болотной трясине. Выжили только пятеро…
    Всю оставшуюся жизнь Тагир будет помнить штурм станции Пустушка. Сначала долго готовились. На условленном месте выкопали окоп метр глубиной и шириной и заняли позицию. Отбили несколько атак немцев. А командирский приказ был суров: беспрестанно стрелять, чтобы противник и головы не мог высунуть. Осколок снаряда пробил винтовку и раздробил кость левого предплечья бойца. Так Тагир оказался в госпитале. Медкомиссия санбата была непреклонна в своем решении: руку ампутировать. Но Тагир не дал согласия. Комиссованный в начале 1944 года, негодный к строевой службе солдат вернулся в родные края…
    А председатель колхоза уже тут как тут, упросил-таки бывшего фронтовика стать бригадиром.
    - Так ведь раны еще не затянулись, - отнекивался солдат.
    - Главное - голова на плечах, командовать будешь…
    Так Тагир стал бригадиром. Позже в Бугульме выучился на бухгалтера. Тем временем началось объединение колхозов, и 26-летний Тагир переехал в Ростовку, работал главным бухгалтером и даже два года председателем хозяйства. Это были времена правления Н.С.Хрущева, когда колхозы и совхозы обрели, что называется, новое дыхание. Поступило указание строить фермы по разведению кроликов. В год по 14 тысяч голов сдавали государству. Слава об этом хозяйстве гремела на всю республику… Со временем села Яшар, Ростовка, Сокольское объединили в одно хозяйство, десять лет работал здесь управляющим Тагир Ахметзянов. А в 1978 году судьба перебросила его в нефтяную отрасль: недалеко от деревни была построена КНС за номером 57 (ЦППД НГДУ «Азнакаевскнефть»), машинистом которой стал Тагир. Но прежде, разумеется, прошел обучение на спецкурсах. До выхода на пенсию добросовестно трудился на этом нефтеобъекте. И сейчас он с удовлетворением вспоминает те далекие годы. Ему уже под 90, живет в Бугульме у дочери, но все такой же скорый в движениях, весь в делах. Тагир Ахметзянов с удовольствием общается с соседями, если нужно, и добрый совет даст. Одним словом, жизнь продолжается.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: