Азнакаево
  • Рус Тат
  • Письма с фронта

    Треугольное, без марки, фронтовое письмецо Ты лети с приветом жарким на заветное крыльцо… В Азнакаево не было таких, кто не знал деда Газизяна. Он лишился руки в Первую мировую войну. Это был очень живой, шустрый, постоянно улыбающийся дедушка. И в свои 90 лет помнил всех фронтовых друзей по именам, знал...

    Треугольное, без марки, фронтовое письмецо

    Ты лети с приветом жарким на заветное крыльцо…

    В Азнакаево не было таких, кто не знал деда Газизяна. Он лишился руки в Первую мировую войну. Это был очень живой, шустрый, постоянно улыбающийся дедушка. И в свои 90 лет помнил всех фронтовых друзей по именам, знал даже номер своей боевой винтовки. Вместе с женой Гильминур они дали жизнь 12 детям, однако к началу войны остались в живых лишь шестеро из них.

    Их, родившийся в 1914 году, сын Махтумзян окончил семь классов в Азнакаево и в 1938-39 годы работал в редакции газеты «Коммуна». 23 июня 1940 года был призван на военную службу. В родных краях осталась его любимая девушка - Разия. Жестокая война навеки разделила их. В 1946 году она вышла замуж за вернувшегося с войны Миргазияна (Махтумзян и Миргазиян были двоюродными братьями). Письма брата, написанные сначала из армии, затем с фронта сестре Магинур, работавшей тогда учительницей в деревне Каразирек, сегодня бережно хранит единственная оставшаяся из них в живых Дильбар Фазуллина (Гильфанова). С ее разрешения и я прочитала эти письма и думаю, сохранившееся в этих, подобных заветным кладовым памяти, пожелтевших от времени, истрепанных листочках будет интересно и читателям «Маяка».

    Вот письмо, написанное 6 мая 1941 года из города Ахтырка:

    «…Сейчас живем в лагере в сосновом бору, природа здесь очень красивая. Понравился и город. Среди товарищей есть и татары. Питание одинаковое везде. На днях должны выдать сапоги. Здесь все новобранцы, пока хожу в ефрейторах. Числа пятнадцатого начнутся учения. К празднику 1 Мая я посылал несколько заметок в газету «Кызыл Татарстан». Не напечатали еще? Если вдруг увидишь, пришли мне, пожалуйста, вырезки. На этом прощаюсь. Махтумзян».

    «…Я с 27 июля на фронте, на передовой. Средний палец левой руки повредило пулей, рана не такая опасная, 8 дней пролежал в госпитале в городе Гомель. Сейчас на Северном Кавказе, в госпитале в Армавире - городе, где служил Рафагутдин абый. Рана потихоньку заживает. Не проходит только контузия, сильно болит голова, заложило уши, и зрение стало плохим. С заводов, из предприятий и организаций нам приносят гостинцы…»

    «По дороге наш эшелон дважды подвергся бомбежке. Погибло много товарищей. Снесло боковую часть и от нашего вагона, есть раненые. Вражеские самолеты летают каждую минуту, их сбивают наши истребители. Врагу нет пощады.

    Дорогие отец, мама, если мы даже погибнем, мир и спокойствие наступят для живых. Победа будет за нами. Поначалу было тревожно от разрывов бомб, сейчас привык и к этому. Если что, не поминайте лихом. Сегодня все время думал о вас. 1941 год, 11 августа».

    «Пока жив-здоров. 3 сентября вышел из госпиталя. Сегодня, двенадцатого, сели в красный вагон, отправились на фронт. Здесь много татар. За меня не беспокойтесь. Младшие, учитесь хорошо.

    Прощайте, больше писать особо нечего. Скучаю, жду встречи, Махтумзян».

    «…Сестра, шлю тебе горячий привет. Передай от меня множество приветов домашним. Родителям послал 13 февраля 180 рублей, 3 марта - 115 рублей. Пригодятся, если вернусь живым и здоровым. А если не повезет, купите Хатиму гармонь или что другое. Оказывается, на мой заем в сберкассе выпал выигрыш в 150 рублей, послал доверенность. Отправил еще справку о службе в армии, это для освобождения от налогов.

    Уже 8 месяцев не получал писем. Мой адрес: Ростовская область, поселок Дачный, улица Привокзальная, 95 В. Письмо написано 3 марта 1942 года. Махтумзян». Последнее письмо он написал из Сталинградской области. С тех самых мест, где по свидетельствам исторической летописи, шли особенно ожесточенные бои.

    Вместе с письмами он и присылал с фронта и фотокарточки. Вот они - три товарища: Махтумзян, Тимерхан, Талибулла. Я поинтересовалась их судьбой. Как выяснилось, после войны два друга договорились, что если у них родятся сыновья, дадут мальчикам имя Дамир. У обоих родились мальчики, каждый назвал сына Дамиром. Сын Талибуллы скончался в 2012 году. Дамир, сын Тимерхана в добром здравии проживает с семьей, помогает воспитывать внуков-близнецов.

    Айзаря Хабибуллина

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: