Азнакаево
  • Рус Тат
  • «О выборе профессии ни разу не пожалел»

    Нафис Файзуллин на своей пасеке Трудно найти газету, которая бы не писала о ветеране-нефтянике, кавалере ордена Ленина Нафисе Файзуллине, много говорилось о нем и по радио, телевидению. Да, писали много, все же было бы неправильно умолчать о Нафисе Гайнулловиче в канун его 80-летия. Сам он в беседе полушутя заметил, что,...

    Нафис Файзуллин на своей пасеке

    Трудно найти газету, которая бы не писала о ветеране-нефтянике, кавалере ордена Ленина Нафисе Файзуллине, много говорилось о нем и по радио, телевидению. Да, писали много, все же было бы неправильно умолчать о Нафисе Гайнулловиче в канун его 80-летия. Сам он в беседе полушутя заметил, что, мол, не каждый доживает до этого возраста.

    Знаю его давно. Меня привлекает его своеобразный взгляд на мир, неутомимость в поиске и применении нового, философское отношение к жизни, прямота и ясность в оценке людей и фактов. Помнится, в годы его работы мастером мне часто приходилось присутствовать на проводимых руководством «закрытиях месяца». Это было время межцехового соревнования, деловых проверок его итогов. Часто выходил на трибуну и Нафис ага, четко излагал свой взгляд на возникающие вопросы, вносил выстраданные предложения. Руководители, прислушиваясь к его мнению, делали записи в своих тетрадях.

    Недалеко от ГЗУ-26, места его прежней работы, есть у него сад-огород площадью 4-5 соток. Местность здесь изумительная - и рельеф, и окружающий лес. Нафис ага встретил меня у калитки, не успев даже снять с лица защитную сетку пчеловода.

    - Каждый день, с утра до вечера я здесь, вожусь с пчелами. А что в городском доме делать? Я там почти и не живу, зимой тоже часто сюда приезжаю, - говорит он, снимая рабочий халат. - Жена, Люция, иногда поругивает, мол, где ты пропадаешь. Ее тоже можно понять: тревожится за меня, все-таки возраст… Часто задумываюсь о своем трудовом пути. Ни разу не пожалел о выборе профессии нефтяника...

    Нафис ага - хороший рассказчик. Я слушаю, удивляясь его не по годам подвижности, ясному мышлению.

    Реклама

    В свое время два года изучал он железнодорожные премудрости в Бугульме, после чего перед директором училища встал вопрос о распределении выпускников на работу. Голод военных лет на кадры железнодорожников несколько ослаб - стали возвращаться с воинской службы прежние специалисты, поэтому трудоустройство выпускников стало уже проблемой. В депо рабочих рук тоже хватало. Между тем несколько ребят из Тимашево, которые отправились проведать родных, вернулись с большой новостью: возле села нашли нефть!... Не отпустят ли их туда? Нафис и еще двое выпускников решили зайти к директору с таким предложением. Так они стали «нефтяниками-десантниками» и в кузове полуторки отправились на Ромашкинское нефтяное месторождение. Их встретил директор нефтепромысла №3 Рафхат Мингареев и подробно расспросил каждого: откуда родом, кто родители... На следующий день прибывшие начали работать на скважине №3. Днем лопатами и ломом копали траншеи, делали обваловки, а вечером на занятиях учились у мастеров тонкостям новой профессии. Приняты были они по четвертому разряду, после учебы подтвердили его на экзаменах. Через год Нафис Файзуллин получил пятый разряд оператора, весной 1951 года работал уже по шестому. Он помнит, как 20 мая его направили старшим оператором на скважину №31 возле деревни Юлдуз Азнакаевского района. Приняв скважину от буровиков, здесь соорудили будку из оставшихся досок, построили землянку для жилья. В те годы операторам и не снились сегодняшние домики, об условиях труда и говорить не приходится. В подчинении у Файзуллина было четверо парней из соседних деревень, знавшие об операторах лишь понаслышке. Он обучал их работе. На скважине за короткий срок был наведен порядок, и руководство перевело Файзуллина на скважину №543 в Азнакаево. В первый же день понял, что работу нужно начинать сначала. Файзуллин хорошо знал насос УЗТН. Нефть шла обильно, и при помощи этого агрегата качали ее под давлением 40 атмосфер из Азнакаево в Карабаш.

    С 1954 года буровые работы получили еще больший размах. Каждый день принимались законченные скважины. На них подтягивали болты, где надо, налаживали необходимое оборудование, спускали скребки, ставили штуцера, производили замер дебита, поджигали факел попутного газа и рапортовали руководству промысла: «Скважину пустили в работу, дебит такой-то!». С тех пор Нафис Гайнуллович забыл, что такое выходные. Скважин для освоения и ввода в производство становилось все больше.

    В 1962 году Нафис Файзуллин стал старшим мастером, в ведении которого было 125 скважин. Вместе со слесарями, электриками, сварщиками в бригаде было 42 человека. Однако операторов все же не хватало. Учитывая расстояние между скважинами, за ними закреплялось по десять или пятнадцать скважин. Для Файзуллина возвращение в Азнакаево было на руку, он окончил вечернюю школу, затем Лениногорский нефтяной техникум. Кстати, мастером он был назначен в годы учебы в техникуме. В этой должности он проработал до 1987 года, когда вышел на заслуженный отдых.

    В 1966 году произошло событие, знаменательное не только для него и его семьи, но и для всего коллектива. За успешное выполнение поставленных перед НПУ «Азнакаевскнефть» задач, победу в социалистическом соревновании в масштабе объединения начальник управления, а также Нафис Файзуллин были удостоены высокой государственной награды - ордена Ленина. Нафис Гайнуллович рассуждает просто: это награда за то, что работали день и ночь... У операторов тогда не было ни экскаваторов, ни специальной техники. Помнит Файзуллин эпизод: оператор Мирсаит Хайруллин после проверки нефтепровода от скважин №№36, 99, 541 сообщил: «На линии порыв». Взяли лопаты, лом, кирку и пошли на место аварии. Декабрь, на вершине горы снега нет, земля глубоко промерзла. Раскопали до трубы, но порыв оказался выше, прошли около десяти метров, пока не обнаружили повреждение... Так они со слесарем Шафиком Ахмадуллиным и сварщиком Мавляу, работая до ночи, с риском для жизни устранили неисправность на линии, запустили скважину... Многие скважины в те годы еще фонтанировали.

    Так, скважина №4109 давала в сутки 900, №4108 - 700, №4106 - 500, самая «бедная» среди них №4104 - 150 тонн нефти. Преобладал ручной труд, каждые два часа нужно было спускать и поднимать скребок - иначе парафин забьет трубу. Вскоре начали внедрять АДУ-1, АДУ-2, АДУ-3. Механизация позволила оператору обслуживать вначале по 2-3, а потом и по 10-15 скважин. Мастер Файзуллин маршрут обслуживания проходил сам, а потом поручал оператору. И сегодняшние операторы ходят по его маршруту. А вот труд их изменился до неузнаваемости...

    - Разница, как между небом и землей. Но нельзя сказать, что сейчас работа оператора легкая, новое время - новые проблемы, - с этими словами Нафис ага поднялся с места. - Однако засиделся я, так можно пропустить роение пчелиной семьи.

    Ветеран вышел на воздух и показал на большое зеркало: «Смотри, отсюда все видно, и что происходит на участке, и не идет ли кто…».

    Он напомнил мне старика Альмандара из известной пьесы. Этот персонаж и игравший роль артист полюбился и ему. Сходство их не внешнее, а в отношении к жизни, умении понимать красоту труда, гармонии с природой, жажде долгой и активной, деятельной жизни...

    Нафис Ахмет, фото автора

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: