Азнакаево
  • Рус Тат
  • Мой первый редактор

    Руководить творческим коллективом - дело непростое. Весь мой трудовой путь связан с журналистикой, и как человеку, работавшему в разных органах печати, мне это хорошо известно. На вопрос «почему?» отвечу: каждый служитель пера считает себя гением, и не в их природе признавать кого-то другого выше, способнее, талантливее, чем он сам. Так...

    Руководить творческим коллективом - дело непростое. Весь мой трудовой путь связан с журналистикой, и как человеку, работавшему в разных органах печати, мне это хорошо известно. На вопрос «почему?» отвечу: каждый служитель пера считает себя гением, и не в их природе признавать кого-то другого выше, способнее, талантливее, чем он сам. Так было и раньше, так оно и сейчас. Теперь, по прошествии многих лет, я часто задумываюсь, и прихожу к выводу - наверное, и моему первому редактору Ибрагиму ага Давлетшину было нелегко руководить коллективом редакции «Маяка».
    Ибрагим Султанович сам редко писал в газету. И было это не из-за недостаточности мастерства или отсутствия желания, временами появлявшиеся из-под его пера проблемные материалы убеждали нас в том, насколько глубоко он им владеет. Думаю, это было из-за ограниченности во времени. Помимо многочисленных общественных нагрузок, его направляли в колхозы в качестве представителя по животноводству, полеводству, а в результате приходилось отвечать и за них. Успевай, редактор, везде, однако и газета пусть будет такой, что комар носа не подточит, верно следующей заданным партией курсом, «не только коллективным пропагандистом и коллективным агитатором, но и коллективным организатором»!
    Наш редактор Ибрагим Султанович, человек невысокого роста, худощавого телосложения не знал покоя, всюду старался успеть. В одно время редакция и типография располагались в двух отдельных бараках. Ему приходилось по много раз в день проходить этот путь туда и обратно. Бывало, если к концу рабочего дня задержится в типографии, звонил по телефону журналистам в редакцию. Видимо, контролировал, все ли на рабочем месте, не разошлись ли по домам.
    А ведь и сотрудники редакции - не те люди, которые готовы беспрекословно подчиняться, впрочем, наш редактор и сам прекрасно понимал, что требовать этого от истинно творческой личности не нужно. Попробуй, к примеру, вогнать в рамки прославленного писателя Махмута Хасанова - человека с характером под стать его богатырскому телосложению! И хотя в газету нужны материалы не такие объемные, но в большем количестве, очерки Махмута абый о людях района отличались своей развернутостью, каждый из них - чуть ли не в половину газеты. Чтобы одна статья не перекрывала все газетные полосы, приходилось давать материал в два номера.
    Вообще, редактор Ибрагим Давлетшин не проявлял эмоций внешне, это был человек, который только сам знал, о чем болит его душа в настоящий момент. И даже случись что-то не то, он не позволял себе грубости в отношении членов редакции, не повышал голоса, если считал нужным, вызывал в кабинет, высказывался только с глазу на глаз, лично. Помню, когда я вступал в партию, пригласил меня к себе, сказал о том, насколько серьезный это шаг, и каким должен быть член партии.
    Сам я начал работать в редакции в 1968 году, вначале был переводчиком, затем меня перевели литературным сотрудником. В этой связи хочу сказать, как внимателен, и в то же время требователен был редактор к молодым журналистам. Для молодежи стать членом коллектива, где работают такие маститые журналисты, как Ибрагим Валиев, Махмут Хасанов, Ахат Мухаметшин, Мусагит Хабибуллин, Мугамбар Шарифуллин, с одной стороны было очень полезным (есть, у кого поучиться), но с другой стороны были и свои неудобства (ведь такие же высокие требования выдвигались и тебе). Конечно, на первых порах, наверняка немало к чему можно было придраться и в моих материалах. Однако, хотя Ибрагим Султанович временами и «раскрывал мне глаза», не проявлял излишней строгости. Он - тогда уже опытный, 50-летний руководитель, был настоящим наставником, хорошо знающим, от кого чего можно ожидать, и какое направление дать молодым.
    Запомнилось то, как он, собрав вместе журналистов редакции, на общем совете обсуждал, кого пригласить на освободившуюся вакансию. В то время молодых кадров, приезжающих с университетским дипломом журналиста, не было, коллектив пополнялся за счет внештатных корреспондентов. (Ибрагим Валиев и Мугамбар Шарифуллин тоже получили журналистские дипломы, уже работая в редакции, пройдя обучение заочно).
    При приеме в редакцию работавшего лаборантом в школе Верхнего Стярле Асгата Сагитдинова редактор сначала посоветовался с коллективом: Асгат - самый активный корреспондент, и перо у него становится острее с каждым годом, правда пишет все больше о сельских новостях, людях труда. А сможет ли работать в редакции на профессиональном уровне, хватит ли у него сил, готов ли он писать проблемные материалы? Редактор назначил его в отдел сельского хозяйства литературным сотрудником. Наверное, это было равносильно тому, чтобы, как говорится, одним выстрелом убить двух зайцев. Ведь заведующий отделом Ахат Мухаметшин развивал молодого коллегу, как настоящего журналиста, а вдобавок к этому появились свежие силы для ведения особенно важной в тот период для районной газеты сельской темы.
    В начале работы в редакции и у Асгата, и у меня был лишь школьный аттестат о среднем образовании. Поступили учиться заочно, шесть лет по два раза в год ездили на сессию. Длинную летнюю сессию, дабы не причинить ущерба работе в редакции, да и семейному бюджету, старались совместить со временем очередного отпуска. И все же отпускать на учебу одновременно двух журналистов, которых всего-то пять-шесть, и для редактора, и для остальных, наверное, было нелегко. Но наш редактор никак не проявлял этого, не выражал недовольства, напротив, интересовался нашей учебой, радовался успехам. Видимо, считал - на этих ребят после окончания учебы и получения диплома можно будет опереться с большей силой, закончатся тогда и эти неудобства.
    Однако, к великому сожалению, нашему первому редактору Ибрагиму ага не суждено было увидеть эти дни. И нам не довелось проводить его в последний путь. В то время, когда задолго до выхода на пенсию жестокая болезнь внезапно оборвала его жизнь, мы остались в Казани, на очередной зимней сессии.
    В дальнейшем мне пришлось работать под руководством еще нескольких редакторов, и самому стоять во главе творческого коллектива. Однако жизненные уроки моего первого редактора не потеряли своей ценности и сейчас; и если я чего-то добился в журналистской деятельности, всем этим я, бесспорно, обязан моему первому редактору - правдивому, прямолинейному, душой болеющему за коллектив и свою работу Ибрагиму Султановичу Давлетшину.
    Ирек БАДРЕТДИНОВ,
    заслуженный работник культуры Татарстана,
    в 1968-1977 годы переводчик, литературный сотрудник,
    заведующий отделом редакции газеты «Маяк»

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: