Азнакаево
  • Рус Тат
  • Мой дед был «бизнесменом»

    В те годы в нашем Тумутуке были славные базары: в субботу – вечерний, а на следующий день с утра – большой. Сюда приезжали торговцы с разных деревень и сел. Среди знакомых деда были и русские, и чуваши… Ночевали у нас. Такие вечера сами были очень похожи на базары.

    Не помню, сколько лет мне было, когда жив был мой дед Гарайша (со стороны отца). В годы войны отца призвали в армию, мама день и ночь была на работе, а мы находились у деда.

    Среднего роста, крепкий, широкоплечий, с белой бородой, одетый в светлую рубашку, камзол. Таким я запомнила деда. Он выделялся среди своих сверстников статной фигурой, ходил без палки.

    Дедушка с бабушкой всегда держали много овец. Были и коровы. После смерти бабушки дед в 70 лет женился во второй раз. Привез маленькую старушку вместе с ее домом из Сухояша. Впоследствии этот домик был пристроен к его большому дому. Вместе они прожили 16-17 лет.

    Говоря современным языком, Гарайша бабай был настоящим бизнесменом. Вместе с 4 сыновьями они вили веревки из пакли, плели лапти и продавали их на базаре. Не оставили свое дело и после установления советской власти.

    В те годы в нашем Тумутуке были славные базары: в субботу – вечерний, а на следующий день с утра – большой. Сюда приезжали торговцы с разных деревень и сел. Среди знакомых деда были и русские, и чуваши… Ночевали у нас. Такие вечера сами были очень похожи на базары. На столе кипел большой самовар. Гости сами привозили с собой еду, а бабушка убирала за ними, мыла посуду золой.

    Была среди них женщина, которую звали Дума. За ручки дверей всегда бралась тряпкой, кипятила чай в своей кружке, затем садилась на табуретку и пила его отдельно от всех. Я все расспрашивала свою бабушку: «Кто она, почему она так делает?». И она объяснила в ответ: «Она из староверов, они живут по-своему».

    Дедушка хорошо говорил по-русски. Поэтому к ним приезжали и русские. Привозили много товара. Непроданные вещи оставляли у нас и ставили их на продажу в следующий раз.

    Как я сказала, дедушка в те годы плел и продавал лапти. С 5-6 парами обуви, перевешанными через плечо, уходил на базар. Если такого товара было много на продаже и по небольшой цене, брал непроданные и у других людей, помогал им. Он был добрым, отзывчивым и грамотным человеком. Никогда не пропускал намаза, соблюдал пост.

    Помню, они с бабушкой собирали с поля коноплю, провеивали ее, толкли, и бабушка пекла из нее вкусные пирожки. Когда поспевала черемуха, ходили за ней к Ику. Она тоже сушилась в большом количестве и использовалась для выпечки пирогов, хлеба. Все это требовало большого труда.

    В 87 лет дед тяжело заболел после того, как осенью ему пришлось поместить картофель в погреб. В то время мы находились далеко. Дед завещал моему отцу вернуться в родительский дом и ухаживать за бабушкой. Отец с матерью так и сделали, построили новый дом на месте старого, долгие годы были рядом с бабушкой, с почестями проводили ее в последний путь.

    Адиля Хуснутдинова,

    Тумутук-Азнакаево.

    Фото pixabay.com 

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: