Азнакаево
  • Рус Тат
  • Меж двух огней

    Имя журналиста Дамира Асылова, долгие годы работавшего собкором республиканских газет, хорошо известно и читателям «Маяка». Он начал сотрудничать с редакцией в 60-е годы прошлого столетия, когда работал оператором-нефтяником в НГДУ «Азнакаевскнефть». Наверное, поэтому главными героями его газетных материалов стали добытчики черного золота... Прошлой осенью его не стало. Незадолго до этого...

    Имя журналиста Дамира Асылова, долгие годы работавшего собкором республиканских газет, хорошо известно и читателям «Маяка». Он начал сотрудничать с редакцией в 60-е годы прошлого столетия, когда работал оператором-нефтяником в НГДУ «Азнакаевскнефть». Наверное, поэтому главными героями его газетных материалов стали добытчики черного золота...
    Прошлой осенью его не стало. Незадолго до этого ветеран районной печати заходил в редакцию и оставил заметки - воспоминания о соотечественниках, имена которых золотыми буквами вписаны в историю татарстанской нефти. Предлагаем вниманию читателей одну из последних его корреспонденций.

    Реклама

    Во времена, когда руководство страной осуществляла компартия, местный райком в целях укрепления колхозов и совхозов в принудительном порядке использовал силы и возможности нефтяных организаций. Так, в страдную пору райком КПСС выносил постановление, обязывающее то или иное предприятие во что бы то ни стало обеспечить селян необходимой техникой. Невыполнившие указание, бывало, и наказывались. В такой щекотливой ситуации однажды оказался и Ирек Сулейманович Катеев, работавший тогда директором конторы бурения №2, которая располагалась в Актюбе. История, начавшаяся очень серьезно, завершилась тогда, я бы сказал, даже забавно. Он сам рассказал мне, как было дело…
    …Поступило указание выделить колхозу трактор, причем на продолжительное время. Страда страдой, а у нефтяников свои проблемы, ведь Москва требует нефти все больше и больше! И каждая единица техники на счету. Несколько тракторов уже задействовано в селах. Еще один отправишь - начнутся перебои на строительстве скважин, а этого нельзя было допустить. И проигнорировать указание райкома он не мог: Боже упаси!.. Требовалось незамедлительно решить этот вопрос. Катеев был вынужден посоветоваться с вышестоящим начальством. Позвонил в Лениногорск в надежде, что начальник треста Куликов подскажет выход из создавшегося положения, а еще лучше - изыщет еще один нужный в данный момент трактор.
    - Так-то и так-то, Михаил Николаевич, - начал Катеев, не сомневаясь, что проблема с помощью начальства разрешится. - Райком партии требует. Что делать?
    - А сам как думаешь? Не сорвешь выполнение плана?.. - ответил вопросом на вопрос Куликов.
    - Не знаю, что и сказать…
    - Нет! Говори конкретно, как директор: не сорвешь выполнение плана? - не унимался начальник треста.
    - Не допустим такого, найдем выход, Михаил Николаевич! - вынужден был ответить Катеев.
    - Вот это другой разговор! - сказал Куликов. - Завтра отправь-ка мне этот трактор…
    Катеев и не рад был, что позвонил в трест. Меж двух огней оказался директор конторы бурения. Наутро он, конечно, выполнил указание Куликова, отправил ему тот злосчастный трактор, и остался, как говорится, ни с чем: техникой для колхоза он уже не располагал.
    Партия такого не прощала и ставила на место тех, кто не выполнял ее указания. Нашелся-таки повод для наказания Катеева. У дороги, ведущей на буровую, был обнаружен небольшой участок посевов, потоптанных техникой. Видно, встречные спецмашины, уступая друг другу дорогу, съехали ненароком на поле. Этого «промаха» было достаточно, чтобы вызвать директора на бюро райкома партии.
    И вот, идет заседание. Секретарь озвучивает повестку дня и вдруг посылает одного из партработников за буханкой хлеба. Тот приносит и кладет ее на середину стола. Все в ожидании серьезной взбучки…
    - Катеев, вставай на стол и топчи хлеб! - повелевает секретарь. Все в замешательстве, и Катеев тоже…
    - Что, не можешь? Стыдно? Почему же тогда позволил технике проехать по посевам? - не унимался секретарь…
    Члены бюро приняли решение - за это серьезное нарушение лишить директора месячной зарплаты.
    На следующий день позвонил Куликов и поинтересовался делами в конторе. Катеев, конечно, расстроен случившимся накануне, не знает, говорить начальству о неприятности или нет. А Куликов, как видно, уже в курсе событий.
    - Ладно, не расстраивайся. Я тебе премию выписал в размере трех окладов, хоть сегодня приезжай, - успокоил он…
    Дамир АСЫЛОВ

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: