Азнакаево
  • Рус Тат
  • Испытали многое…

    22 июня, в день Сабантуя, началась война. Уже на второй день военнообязанных призвали в военкомат и отправили на фронт. Каждый день мы провожали односельчан на войну. Колхозом «Туры юл» в селе Урманаево руководил председатель Рашитов, сельским советом - Хайдаров. Уборку урожая пришлось выполнять старикам, женщинам, детям. В тот год не...

    22 июня, в день Сабантуя, началась война.
    Уже на второй день военнообязанных призвали в военкомат и отправили на фронт. Каждый день мы провожали односельчан на войну. Колхозом «Туры юл» в селе Урманаево руководил председатель Рашитов, сельским советом - Хайдаров. Уборку урожая пришлось выполнять старикам, женщинам, детям. В тот год не смогли закончить все работы в срок, поэтому зимой молотили колосья, расчистив их от снега. Машинистом был Шарип абый Галиуллин. Днем мы работали на своих основных местах, а на ночь шли на молотилку. Обмолоченное зерно отправлялось государству. Заведующей фермой работала Галима апа. Почти все мужчины ушли на войну, председателем колхоза назначили секретаря сельсовета Сабира Шарипова.
    В 1942 году из колхоза «Туры юл» создали два хозяйства. Отделившийся колхоз имени Молотова возглавил Хази Валиахметов, бухгалтером был Асгат Валиев; руководителем колхоза имени Ворошилова стал приезжий Фазуллин, бухгалтером работала женщина из Тойкино, после нее назначили вернувшегося с войны раненым Мудариса Ахметханова.
    Есть людям было нечего, те, у кого еще сохранилась картошка, жили получше. Среди скотины распространился ящур. Начался падеж овец, бригадира Камилю Шакирзянову за это посадили в тюрьму.
    Сельчан распределили по десятидворкам, нас назначили агитаторами. Обязанностей у нас было много. Когда начался мор поросят на ферме, велели раздать по одному поросенку на каждый двор. Брать их никто не хотел. Мы открывали дверь, запускали поросенка и убегали. Большинство из этих поросят так и не выжило, только две семьи смогли их выходить и сдать обратно. В период посевной агитаторов поставили в качестве наблюдателей, чтобы не было попыток воровства. Сбор теплой одежды, взносов по займам - все это входило в их обязанности.
    Зима 1941 года была очень морозной. Температура опускалась до 45-50 градусов. Людям было нечем топить, собирали для этого сухую полынь с оставшихся незасеянными земель. Привозили как могли - кто на тележке, кто на санях, кто на собственном «горбу». Тополя на дрова брать не разрешали, выделяли определенный участок на каждое подворье.
    Народ голодал, у многих картошки не хватало даже до весны. В таких условиях много детей умерло от кори. В селе распространились заразные болезни, тиф. Весной 1944 года люди заразились септической ангиной из-за того, что питались собранными из-под снега колосками, многие в результате скоропостижно скончались. На территории нашего сельсовета от этой болезни умерли 16 человек. Четверых детей Закии хоронили по двое. Бывало, вымирали целые деревни. В тот год пришла помощь из Америки. Ежедневно по 50 человек, по большей мере те, у кого были особые трудности, получали продовольствие, еду готовила Камиля Шакирзянова. Выделялось по 10 граммов сахара, масла на человека. И в период весенней посевной кормили этими продуктами. Для людей присылали и теплую одежду. Распределял ее сельсовет. В то время председателем была Загида Хасбулатова, секретарем - Таскира Хазиева.
    Вернувшихся с войны после ранений мужчин направляли председателями колхозов в другие деревни. Идият Галиев уехал в Чалтаймас, Музагит Мирсаитов - в Стярлебаш, Харис Галиев - в Тойкино.
    Состояние народа ухудшалось день ото дня, неважными были дела и у колхоза. После выполения государственных заданий хлеба для людей не оставалось. Вся надежда была на картошку. Несмотря на жизненные трудности, настроение у людей было оптимистичное. Мы, сельская молодежь, ставили спектакли по пьесам «Галиябану», «Асылъяр»… Организовывали концерты. Я хорошо пела, хотела поступить в музыкальное училище, но отец не отпустил. Приезжали и казанские артисты. В 1944 году приехала концертная бригада Рашита Вагапова. Концерт оплатил колхоз.
    Когда с полей сошел снег, люди начали собирать гнилую картошку. Из нее делали муку на лепешки. Конский щавель, свекольная ботва, летом земляника - все шло в похлебку.
    И трактористами работали женщины: Зулейха Хакимова, Фаузия Валькаева, Тазкира Магсумова, комбайнером была Гаян Хайдарова. Хоть и лил сверху проливной дождь, а комбайн нужно было ремонтировать. Гаян частенько приходилось, лежа на сырой земле, чинить свою машину, в сердцах она говорила: «Боже, избавь меня от этой заботы, пошли недуг или мужа». Ее слова обернулись недобрым пророчеством: она умерла от воспаления легких. Дольше всех работала Зулейха. Из-за нехватки мужских рук, недостатка семян многие земли оставались незасеянными. В весеннюю слякоть привозили семена на маленьких санях из Ютазов. И учителя, и я сама участвовали в доставке семян.
    В 1943-44 годах меня назначили секретарем комсомольской организации села. Когда в село Ильбяково вернулся Герой Советского Союза Акрам Валиев, для встречи с ним провели пленум райкомола.
    Мы жили надеждой на то, что вот-вот закончится война. Радовались, что бои уже идут на территории самой Германии, близится день победы. Председателем колхоза имени Молотова на место Хази абый избрали вернувшегося с войны Джалиля Галиева. Раненым вернулся и Хабиб абый Хайдаров. Он начал работать председателем сельсовета. И его жена Мунира апа стала преподавать в школе (во время войны она уезжала к сестре).
    Несколько слов скажу и о себе. Я приехала в село Урманаево в 1939 году после окончания Казанского медицинского училища. В годы войны работать было очень тяжело. Своего здания у медпункта не было, вынуждены были работать на дому. Санитарка сама привозила и пилила дрова. И те, кто возвращался с войны, из-за трудных условий на селе старались перебраться в город. На территории сельсовета было пять деревень, медицинское обслуживание всех жителей возлагалось на меня, добираться всюду нужно было пешком. Однажды в деревне Галимовка собака покусала семерых детей, необходимо было каждые сутки в течение 40 дней делать им уколы. На вечерние и утренние инъекции приходилось оставаться ночевать там и поутру уходить домой. К следующему моему приходу ребятишки, испугавшись уколов, успевали спрятаться, нужно было разыскивать их по всей деревне.
    Три человека из района получили знак «Отличник здравоохранения», одной из них была я. Мой супруг вернулся с фронта невредимым. Много лет и его уже нет в живых. Сейчас я живу вместе с дочерью и зятем.
    Гайша ИХСАНОВА, ветеран тыла

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: