Азнакаево
  • Рус Тат
  • А вы бывали в стране под названием «Мунирстан»?

    Роман «Мунирстан», объединивший в себе трагедию страны, нравственность эпохи, крутые повороты судьбы деревенского паренька по имени Мунирджан, заставляет читателя задуматься над простыми вопросами бытия, осмыслить значение вечных ценностей: человеческой жизни, добра, дружбы, любви и верности.

    Сегодня день рождения у нашего знаменитого земляка Нура Ахмадиева – лауреата литературных премий, автора 18 книг и четырехтомного собрания избранных сочинений. На его стихотворения написано более 130 песен, а в творчестве неизменно проявляется его лирическая душа, романтический дух, философский взгляд на жизнь.

    Роман «Мунирстан», объединивший в себе трагедию страны, нравственность эпохи, крутые повороты судьбы деревенского паренька по имени Мунирджан, заставляет читателя задуматься над простыми вопросами бытия, осмыслить значение вечных ценностей: человеческой жизни, добра, дружбы, любви и верности. Радуясь вместе с ним за его первые мальчишеские успехи, искренне переживая за неимоверные тяготы, перенесенные во время Великой Отечественной, мы совершаем путь по большому миру, в котором живет Мунирджан – его стране под названием «Мунирстан». Предлагаем и вам окунуться на время в этот увлекательный, полный переживаний мир произведения Нура Ахмадиева.

     

    Мунирстан

    (отрывок из романа Нура Ахмадиева в переводе на русский язык Наиля Ишмухаметова)

    На следующий день весть о двух поедателях музыкальной золы облетела деревню. Вволю потешились над Мунирджаном и Фазылом односельчане всех возрастов. Можно подумать, у людей других забот не осталось. Но самое

    удивительное произошло дней через десять. Поужинав, Мунирджан засел, было, за уроки, как вдруг абсолютно неожиданно к ним пожаловал мулла Фазлы.

    * Ассалом алейкум!

    * Вагалейкум ассалом, хазрат. Проходи в дом!

    Для гостя приготовили место, положив подушку на нары.

    * Садись на мягкое, хазрат.

    * Давайте присядем, молитву прочтём во благо вашего дома.

    Воцарилась такая тишина, что было слышно, как шмыгает носом самовар в сенях.

    Пока взрослые молились, Мунирджан терялся в догадках: зачем к ним пришёл отец Фазыла? Просто так он ни за что не стал бы отрываться от важных дел. Мальчик перебрал в уме все свои поступки за ближайшие дни - кроме истории с гармонью, ничего плохого не обнаружилось.

    Рядом с хазратом надо вести себя благопристойно, об этом каждый знает. Даже взрослые мужики, завидев на улице муллу, прячут в рукав недокуренные папиросы. Сторож пожарки Акмалетдин абзы однажды насквозь «прокурил» рукав своего чекменя.

    Моление окончилось. Мулла Фазлы, благородно поглаживая шею, расспросил хозяев о житье-бытье и после недолгой паузы сказал:

    * Послушай, Габделихсан, слух идёт, что твой младшенький с моим сыном гармонь сожгли.

    * Ладно бы только сожгли, хазрат, они ведь ещё и золу съели. Ох уж эти мне великовозрастные подстрекатели, и чего им неймётся?

    Взрослые переглянулись между собой и понимающе улыбнулись. А Мунирджан голову ломает: зачем пришёл к ним мулла, о чём он хочет поговорить с отцом? Начал с гармони, а что дальше? Ох. не поднялась бы буря в их доме из-за его прихода. Убежать бы, от греха подальше, да поздно уже, не разрешат. На улице темень, хоть глаз выколи. На вершине Гатият-тау волки воют. Говорят, на прошлой неделе они прокрались на ферму и задрали девять колхозных овец. А если один из волков и на их двор нападёт?.. У-уу! «Мама» не успеешь крикнуть - на куски раздерёт... По телу испугавшегося собственных фантазий мальчика пробежала волна озноба.

    * Что хочу сказать, Габделихсан, Минсафа: думаю, детей наших на этот неправедный поступок не шайтан подбил... их детский разум от страсти помутился, не терпелось им поскорее гармонистами стать. Видимо, Аллаху так

    было угодно. Дадим им возможность, пусть играют - всё лучше, чем в бане с нечистой силой водиться. Может, кого-то из них Всевышний талантом одарил, откуда нам знать? Шариат не приветствует, конечно, игру на гармони, но зарывать в землю данный Небесами талант тоже, думаю, не велит. Хочу сказать, пусть не прячутся по всяким закуткам... Содеянное втайне от взрослых ни к чему хорошему не приведёт, дорогой Габделихсан... И баню вам спалить могут, кхым-кхе!

    Мунирджан слушал, навострив уши, по его телу пробежала горячая волна радости. Мулла Фазлыахмет благословляет их, не так ли? Но что скажет отец? Мунирджан, затаив дыхание, ждал его ответа. После недолгой паузы отец заговорил, неспешно оглаживая бороду:

    * Э-эх, хазрат, кто ж предполагал, что их страсть настолько сильна окажется. Если б знал, разве ж я допустил бы такое?! Я ведь инструмент для старшего покупал, но из него гармониста не получилось. А младшенького-то гармошка с головой спрячет, наверное. Да что сейчас убиваться-то, что случилось, то случилось.

    * Почему так говоришь?

    * Гармонь сожжена, хазрат, пепел съеден. Вторую купить мы не в состоянии. В прошлый раз нам овцу пришлось продать, а сейчас и такой возможности нет.

    Знаю, знаю... - хазрат, прервавшись на полуслове, посмотрел на родителей Мунирджана. - Я ведь потому и пришёл к вам, если вы не против... я бы показал вам одну гармонь. Надеюсь, настроение у вас поднимется.

    Оставив всех в изумлении, мулла Фазлыахмет вышел в сени и вернулся со свёртком в руках.

    * Услышав о происшествии в бане, мы с Хуршит абстай посоветовались и решили купить гармонь. С благословения Аллаха, примите, соседи...

    С этими словами он протянул аккуратно завёрнутую в скатерть тальянку Габделихсану. Тот, скромным жестом показав, что не возьмёт протянутый свёрток, вежливо попросил:

    * Дорогой хазрат, раз уж ты собираешься вручить этот поистине бесценный подарок, то вручи его не мне, а Мунирджану. Кто знает, вдруг с твоей лёгкой руки младшенький наш и станет гармонистом.

    * Всё в руках Всевышнего, Габделихсан. Возьми, сынок, возьми эту гармошку, и дай Аллах тебе таланта и терпения.

    Мунирджан, неуверенный в том, что всё происходит наяву, протянул дрожащие руки к свёртку с гармонью. Глаза его, ища поддержки и одобрения, смотрели на отца.

    * Бисмиллахир-рахманир-рахим...

    В школе им запрещают произносить слова из Корана, но ребячья душа невольно тянется к этим загадочным напевным фразам.

    Хазрат оценил искренний порыв Мунирджана:

    * Раз ты с именем Аллаха на устах начинаешь дело, сынок, значит, тебе обязательно будет сопутствовать удача. Давайте все вместе возблагодарим Всемилостивейшего за подарок. Пусть будет долгой и счастливой судьба этой гармоники!

    Проводив гостя, мама Мунирджана смахнула слёзы и с дрожью в голосе сказала:

    * Святой! Чистейшей души человек наш Фазлыахмет хазрат. Побольше бы таких людей.

    И не говори... ангел, а не человек. Дай Аллах ему здоровья да храни семью его от бед больших и малых. - Отец перевёл взгляд на Мунирджана: - Сынок, слышишь, тебе говорю, это не простая гармонь, а священная, муллой подаренная. Береги, как зеницу ока. Слышишь меня?!

    * Слы-ышу-у-у! - донеслось откуда-то с седьмого неба.

    Как бы ни хотелось ему прямо сейчас пробежаться по клавишам да растянуть меха, Мунирджан решил, что правильнее будет воздержаться: вдруг не понравится домашним его игра в столь поздний час, разозлятся и спрячут инструмент до лучших времён. Очень уж не хотелось ему отпускать от себя гармонь: он положил её возле себя и, обняв одной рукой, любовался новенькой тальянкой, гладил по клавишам... и не заметил, как уснул.

    И снится ему такой сон: играл он, значит, играл, да так и не сумел вывести ни одной мелодии. А в это время с небес спустился ангел: весь в белом, и крылья тоже белые. Спустился и сел ему на плечо. Удивительно, но тяжести Мунирджан совсем не почувствовал. Ангел взял его руки в свои и показал, как должны бегать пальцы по клавишам... показал и тут же исчез.

    Мунирджан проснулся, полный творческого вдохновения. Ему хотелось тут же закрепить пройденный урок. Но глазные веки будто гирями придавлены: не открываются, как ни старайся. Правда, сыграть прямо сейчас он всё равно не

    сумел бы: в доме кромешная тишина, как после слов учителя «кто пойдёт к доске?», лишь изредка нарушаемая сонными охами бабушки из глубины комнаты.

    Утром, нацепив ранец, Мунирджан побежал в школу. Он так спешил, что ногами, кажется, не касался земли. На улице было морозно, но солнечно. Непролазная ещё вчера вечером грязь сегодня то ли обветрилась, то ли подмёрзла. Никогда не ждал он с таким нетерпением окончания занятий, как в этот день. Четыре урока тянулись бесконечно долго.

    Когда он, наконец-то, вернулся, дома, к великой радости, никого не было. Интересно, бабушка-то куда отправилась? Мунирджан кинул ранец на нары и, напрочь позабыв о традиционном обеде, взял с полки гармонь. Нетерпение достигло последнего предела, мальчик, даже не накинув, как следует, ремни, начал вспоминать мелодию, показанную ангелом. О, чудеса небесные и земные, а ведь у него что-то такое правильное получается! Или это снова только кажется? Нет, что хотите говорите, но музыкальная зола явно пошла впрок!

    Чтобы окончательно удостовериться, он несколько раз повторил мелодию из сновидения. Получается у него, получается! Гармонь поёт, а душа мальчишки-гармониста ей подпевает.

    Не обращая внимания на позывы голодного желудка, Мунирджан играл с усердием, достойным настоящего уважения. Движения пальцев, поначалу похожие на походку новорождённого котёнка, с каждым разом становились всё увереннее и проворнее.

    Он попробовал наиграть и другие знакомые мелодии. Узнали бы их слушатели или нет, неизвестно. Но Мунирджан понял: гармонь его слушается, он станет, обязательно станет гармонистом! Спасибо, бесконечное спасибо тебе, о добрейший мулла абзы! Ну и тебя благодарю, завхоз Гусман абы...

    У друзей секретов нет. На другой же день к вдохновлённому успехами другу пожаловал Фазыл. Мунирджан сперва продемонстрировал ему всё, что знал сам. Потом решил научить играть приятеля. Фазыл кряхтел-пыхтел, взмок с головы до пят, временами даже краснел от натуги, однако сладкого слова «мелодия» даже первая буква «м» не получилась.

    * Эх, если бы я съел столько золы, сколько ты, тоже научился бы играть! - с неожиданным для него ожесточением и одновременно каким-то потерянным голосом выпалил в сердцах Фазыл. Из набожных глаз его скатились две слезинки и упали на виновато притихшую гармонь.

    За неполный месяц Мунирджан научился играть все мелодии, которые где-нибудь когда-нибудь слышал. А на майском концерте состоялось его первое выступление перед зрителями. С тех пор, когда в разговоре упоминался Мунирджан, о нём говорили с уважением «гармонист, сын Габделихсана»…

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: